Непростой разговор

— Ольга Николаевна, ваши приезды в Россию стали регулярными. Уже третий год подряд вы на Покров Пресвятой Богородицы бываете в Екатеринбурге, чтобы отслужить на месте убийства Царской Семьи молебен. Чем запомнилась вам эта поездка?

— Во-первых новыми встречами. Архиепископ Мелхиседек, который нас радушно принимал в прошлые годы, служит в Брянской епархии. Теперь мы были гостями молодого епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона.

По делам Благотворительного Фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ у меня была интересная встреча с членами Общества ветеранов и инвалидов афганской войны. Их нынешнее положение в России довольно тяжелое. Мне оно напоминает ситуацию, которая существовала в США по Непростой разговор отношению к ветеранам вьетнамской войны до прихода на президентский пост Рональда Рейгана. Считалось “хорошим” тоном лишний раз упрекнуть их за участие в этой непопулярной в Америке военной кампании. Они были лишены практической помощи государства. Казалось бы — в чем были виноваты молодые парни, которых насильно по воинской повинности отправили в Индокитай?!

Видимо, российские политики мало отличаются от американских коллег: мало заботятся о простом человеке, за которого они сами в ответе. Встреча с ветеранами была очень теплой. Я передала им скромный дар Фонда — инвалидную коляску. Мы договорились о дальнейшем сотрудничестве Фонда и Общества.

На этот раз мы побывали Тобольске, где в Непростой разговор 1917-1918 годах более девяти месяцев находилась в заточении Царская Семья. Древняя столица Сибири мне очень понравилась. Порадовало, что тобольчане сохранили многие святыни, связанные с пребыванием в городе Императорской Семьи.

— Ваша инициатива организации молебнов Святым Царственным Мученикам, ваше пристальное внимание к делу Их всецерковного прославления и дорасследования обстоятельств цареубийства является частью программы Фонда?

— Ни в коем случае! Я не вмешиваю Фонд в исполнение моего семейного долга, в исполнение духовного завещания моего супруга Тихона Николаевича.

У Фонда совершенно иные задачи. Это дела практической благотворительности — помощи бедным больницам, приютам, домам престарелых и тому подобное. Мы помогаем всем, кому можем помочь из нуждающихся: и верующим Непростой разговор, и неверующим, и демократам, и монархистам, и простым людям, у которых нет политический убеждений... Поэтому формальный подход только повредил бы расширению деятельности Фонда.

Но я лично никогда не скрывала принципиальность своей позиции относительно коренного вопроса Российской жизни. Я считаю, что Царская Семья должна быть скорее церковно прославлена на Русской Земле, что правда о Ее убийстве должна быть утверждена на высшем государственном уровне России, и только тогда может идти речь о подлинном возрождении нашей Отчизны. Иной путь будет вести к губительному политическому маскараду...

Ради постановки такого маскарада много делается. Взять хотя бы шум вокруг так называемой Екатеринбургской находки. Убеждена, что Непростой разговор это очередная чекистская фальсификация, раздутая падкой на сенсации прессой... Многие журналисты хотят заработать деньги. Многие владельцы газет также хотят подзаработать. Для этого нужны сенсации. Этим и пользуются организаторы различных подлогов, в которых чекисты всегда были большие мастера.



— Что питает это ваше убеждение?

— О! — это непростой разговор! Уже пять лет мировую прессу будоражит сенсация, что под Екатеринбургом якобы найдены останки Царской Семьи. За 76 лет, прошедших после 17 июля 1918 года, было столько сфальсифицированных документов и свидетельств об убийстве Царской Семьи, что ко всякому новому сообщению о подробностях этого злодеяния по праву можно относиться с сомнением.

Мною собрано обширное досье из материалов Непростой разговор английской, американской, канадской, датской, французской и, конечно же, российской печати. Не прошла мимо моего внимания и последняя статья екатеринбургского корреспондента “Известий” Александра Пашкова — “Останки Царской Семьи будут захоронены в марте” (19 октября 1994 года).

Я убеждена, что массовый читатель сознательно вводится в заблуждение газетой. Старания корреспондента представить себя объективным наблюдателем ничего не имеют общего с подлинной объективностью и беспристрастностью.

Мой покойный супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов внимательно следил за всем, что касается Рода Романовых, Царской Семьи, чтобы по мере сил соблюсти семейное достоинство, отстоять правду, если кто-то пытался оклеветать Царственный Род. Я считаю своим долгом продолжить дело моего Непростой разговор супруга, исполнить его завещание. Постоянно встречаюсь с различными учеными, общественными деятелями, церковными иерархами. Мне чрезвычайно интересно беседовать со специалистами — историками, криминалистами, судебными медиками, генетиками, архивистами. Неоднократно я встречалась и с некоторыми устроителями Екатеринбургской сенсации. Совсем недавно — 6-7 октября я участвовала во Всероссийском Монархическом Совещании, в рамках которого проходила научная конференция по дорасследованию убийства Царской Семьи. Там я лишний раз убедилась, что официальное следствие Генеральной прокуратуры РФ затеяло какую-то темную игру.

Вероятнее всего, что именно она навязывает свою позицию центральным изданиям. Ее сотрудник В.Н.Соловьев с 19 августа 1993 года ведет дело о Екатеринбургской находке под загадочным номером 18-123666. Что это случайность Непростой разговор — три шестерки, как вы думаете?

— Думаю, что нет — типичная оккультная сигнализация. Полтора года назад префект центрального района Москвы Музыкантский запретил Крестный ход в день 125-летия со дня рождения Царя-Мученика Николая Александровича. Так вот письмо Музыкантского было пронумеровано тремя шестерками. Батальон кремлевской охраны числится под № 666! Кинжалом с такими шестерками были убиты трое Оптинских иноков...

— Страшно, что к этому мракобесию причастны российские чиновники, существующие за счет простого народа — за счет рядовых налогоплательщиков. Но, если заглянуть в историю Западной Европы, мы найдем множество подобных примеров. И все же вернемся к современному “следствию”.

Соловьев не внушает никакого доверия. Мне представляется он явной марионеткой вышестоящих начальников Непростой разговор. Российские архивы выдали ему для работы несколько томов подлинного дела, которое велось различными следователями в Екатеринбурге в 1918-1919 гг. Он много раз публично заявлял, что будет рассматривать все версии. Однако на практике В.Н.Соловьев только и делает, что весьма бездоказательно отстаивает единственную версию так называемой “Записки Юровского”, по которой тела убитых в Ипатьевском доме были зарыты на окраине Екатеринбурга в Поросенковом Логу под мостком из шпал.

В последней публикации “Известий” лишь бегло упоминается вывод следователя Николая Алексеевича Соколова о том, что головы Царственных Мучеников были отделены, а тела расчленены и сожжены: “В шахте и окрестностях урочища Непростой разговор при осмотре нашли следы кострищ, обломки костей, участки почвы, пропитанные жиром, части одежды и драгоценности со следами воздействия рубящими предметами, отчлененный человеческий палец... Соколов, однако, пытался найти останки, проделал огромную работу, но приближение красных войск помешало, как теперь становится ясным, довести ее до конца”.

Газета скрывает от рядового читателя главное, что следствие установило — кому принадлежали “части одежды и драгоценности со следами воздействия рубящими предметами”. Все это принадлежало Царской Семье. Н.А.Соколов доказывает, что над телами мучеников палачи надругались: они были зверски разрублены, затем преданы огню на двух больших кострах, а несгоревшие останки ликвидированы с помощью 176 литров (11 пудов) концентрированной серной кислоты.

— Противники Непростой разговор Н.А.Соколова в прошлом неоднократно утверждали, что чекисты не смогли бы уничтожить без остатка одиннадцать тел.

— Я интересовалась у одного опытного московского криминалиста сколько нужно кислоты для уничтожения человеческого тела. Поскольку для этого требуется 60-процентная кислота, то для полного уничтожения человеческого трупа в среднем расходуется всего пять литров концентрированного реактива.

Поэтому, для одиннадцати тел, и даже не тел, а обугленных их останков, 176-ти литров концентрата было вполне достаточно. Поэтому ничего наивного и надуманного в выводах следователя по особо важным делам Н.А.Соколова нет.

Кроме того, этот опытный специалист, высококлассный профессионал в 1919 году тщательным образом исследовал не только Непростой разговор урочище Ганиной Ямы, где, по его убеждению, происходило уничтожение убитых, но и пресловутый Поросенков Лог с мостком из шпал, где потом появился некий могильник, вскрытый несколько раз частным порядком Авдониным и Рябовым, а затем раскопанный официально 12 июля 1991 года.

Следователь Н.А.Соколов достоверно установил, что в этом месте застрял грузовик чекистов, возвращавшихся на рассвете 19 июля из Ганиной Ямы. Вскоре, когда были настланы шпалы, взятые с разъезда № 184, машина продолжила свой путь в Екатеринбург. Об этом есть свидетельские показания путейцев 184-го разъезда.

Там, у мостка, Н.А.Соколов нашел даже следы маленького костерка-дымокура, с помощью которого убийцы спасались от комаров Непростой разговор, и, уж конечно, опытный сыщик обязательно обнаружил бы следы обширного (2 на 2 метра) неглубокого могильника под шпалами, если бы таковой существовал весной-летом 1919 года. Здравый смысл говорит о том, что подложный могильник был сделан позже — после возвращения красных.

— А как оценивает эти доводы, современное следствие?

— Вы думаете, Владимир Николаевич Соловьев не знаком с этой аргументацией? Отнюдь нет. Но он никак не реагирует на нее и с упорством Сизифа продолжает свой неблагородный труд, отстаивает версию высокопоставленных заказчиков.

— Чего же боятся лица, стоящие за спиною криминалиста из Генеральной прокуратуры?

— Причин много. О некоторых из них прямо или косвенно проговорился журналист Пашков Непростой разговор. Он отметил, что в ближайшие дни состоится заседание Государственной комиссии по захоронению этих самых Екатеринбургских останков в Петропавловском Соборе Санкт-Петербурга. На этом заседании планировалась принять окончательное решение по срокам захоронения. И это заседание состоялось 28 октября 1994 г. Но Господь устроил так, что на заседании никаких категоричных решений принято не было.

Другая причина — затуманить версию о так называемомритуальном убийстве Царской Семьи. А.Пашков пишет, что эта тема “по мнению следователей, трудно исследуемая, поскольку до настоящего времени следствие не располагает достоверными данными, имели ли место ритуальные убийства и каковы их признаки”.

Я не берусь обсуждать эту версию, это дело Непростой разговор настоящего следствия, однако отмечу — каждый школьник средних классов из уроков истории знает, что язычники и адепты магических культов нередко прибегали к человеческим жертвоприношениям, то есть ритуальным убийствам.

В прессе время от времени и сейчас появляются сообщения о зверствах диких каннибалов где-нибудь в Африке или на островах Тихого океана. Современная цивилизация ознаменована самым настоящим ренессансом средневекового сатанизма. Часто американскую прессу лихорадят сенсации о человеческих жертвоприношениях, совершенных сектантами. Кстати, о подобных случаях были сообщения и в российских газетах. Поэтому мало-мальски образованный человек вряд ли может сомневаться “имеют ли место вообще ритуальные убийства”. Ну а вопрос, “каковы их признаки” — это дело специалистов Непростой разговор — этнографов, криминалистов, психологов.

Но мне странно, что по уверению А.Пашкова, “прокуратура обратилась к Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II с просьбой оказать помощь в подборе материалов по этой теме”. Фраза да и само деяние явно провокационного характера. У неискушенного читателя может сложиться убеждение, что Русская Православная Церковь имеет отношение к так называемым “ритуальным убийствам”! Это же подло, самая настоящая провокация!

— Ольга Николаевна, мы к сожалению уже привыкли к этой подлости и клевете, насаждаемой средствами массовой информации. Радует то, что народ стал понимать, что его кормят ложью. У большинства центральных газет катастрофическое положение с подпиской, их Непростой разговор просто перестают читать.

— И все же я думаю — это слабое утешение — тысячи и тысячи людей продолжают потреблять клевету, и их нельзя сбрасывать со счетов. Именно для них Пашков далее пишет: “По мнению Российской зарубежной экспертной комиссии, куда входят предки дворянских семей России, все, к чему имели какое-либо прикосновение органы коммунистической партии, КГБ, прокуратуры, нуждается в чрезвычайно осторожном отношении и повышенной требовательности доказательств. К примеру, головы могли быть и отчленены, но в конце семидесятых годов “подброшены” в захоронение, так же могли бы быть подложены и другие костные останки. Комиссия считает, что Рябов и Авдонин, обнаружившие останки, работали на КГБ”.

Этот Непростой разговор невразумительный набор слов, видимо, должен был показать читателю, насколько глупы оппоненты нынешнего официального расследования. Но, поскольку автор побоялся обвинить кого-либо конкретно, то неудачно придумал комиссию “предков дворянских семей России”. Перехитрил сам себя и написал глупость.

Действительно, “частная инициатива” референта министра МВД СССР Щелокова — Гелия Рябова (об этом писал тот же А.Пашков в “Известиях” от 30.06.92 г.) скорее всего была возбуждена советскими спецслужбами. Это ясно всякому здравомыслящему человеку. И то процессуальное беззаконие, которое сопровождает работу Генеральной прокуратуры, является прямым следствием этой чекистской махинации.

Все доказательства современного следствия строятся только на результатах крайне тенденциозных экспертиз, осуществленных тщательно подобранными экспертами Непростой разговор, готовыми, подобно В.Н.Соловьеву, пожертвовать своей репутацией и предложить на суд истории выводы и заключения, выгодные нынешним политическим хозяевам России.

Шумно разрекламированная в печати Олдермастонская генетическая экспертиза свои материалы опубликовала в сугубо научном международном издании “Nature Genetics” volume 6 February 1994 — “Identification of the remains of the Romanov family by DNA analysis”. Авторы: Peter Gill, Pavel lvanov, Colin Kimpton, Romelle Piercy, Nicola Benson, Gillian Tully, lan Evett, Erika Hagelberg & Kevin Sullivan. Статья в основном посвящена установлению родства между предполагаемыми останками Императора Николая II из Екатеринбургского могильника и двумя ныне живущими родственниками Государя по материнской линии.

Не являясь специалистом в этой Непростой разговор области, я обратилась к авторитетным ученым-генетикам. Они считают, что исследования скорее свидетельствуют о том, что останки якобы Государя вовсе не родственны образцам биологического материала, взятым у ныне живущих родственников Императора Николая II. По крайней мере, если бы аналогичный случай предлагался на современном судебном расследовании, то опрошенные мной специалисты категорически отказались бы делать столь однозначный вывод, под которым расписались эксперты из Олдермастона и молодой российский генетик П.Иванов.

Видя злонамеренную тенденциозность следствия, я не считаю нужным пока обнародовать имеющиеся у меня экспертные заключения. Последний год жизни моего супруга был омрачен домогательствами этих экспериментаторствующих гробокопателей. Видя их безответственность, он не Непростой разговор мог пойти на сотрудничество с ними. После скоропостижной кончины Тихона Николаевича от внезапного обширного инфаркта, экспериментаторы стали донимать меня, чтобы заполучить образцы крови племянника Императора Николая II.

Следуя завещанию супруга, я не могу доверить экспертизу недобросовестным ученым и чиновникам. Сейчас пока идет речь лишь о каких-то останках, тогда как само убийство Царской Семьи рассматривается через узкую призму сомнительной Екатеринбургской находки. Все это только отдаляет нас от истины.

— Слова право, правда и справедливость в русском языке однокоренные. Безпредельное беззаконие и не может стремиться даже к отвлеченной “научной” истине. Ложь всегда соседствует с крайней аморальностью, бессовестностью.

— Вот именно! Зарвавшиеся экспериментаторы, подталкиваемые Непростой разговор некоторыми политиками, готовы идти на любое кощунство и глумление. Мало того, что они в спортивных сумках, коробочках и мешочках таскают неизвестно чьи человеческие кости по всему миру (что само по себе безнравственно), они покусились и на признанные святыни Отечества — Императорскую усыпальницу в Петропавловском Соборе, чем засвидетельствовали свое духовное родство с изуверами, которые в 20-е годы вскрывали раки со святыми мощами и рушили храмы.

В этом году в день Святого Петра и Павла было совершено страшное кощунство: из гробницы были изъяты останки Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Александровича. Кстати, в подготовке этого деяния, в обработке общественного сознания повинны Непростой разговор газеты. Методично с 1992 года в них печатались сообщения о том, что экспертам “необходимо” для продолжения своих сомнительных экспериментов и утоления тщеславных амбиций вскрыть эту могилу.

— Ольга Николаевна, вскрыть гробницу в музейном соборе дело непростое, нужна хоть какая-нибудь видимость юридического обоснования. Как оно выглядело?

— Мой супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов — ближайший из живших тогда родственников Великого Князя (Его родной племянник) был страшно возмущен этим поползновением и в феврале 1993 года обратился с категоричной просьбой к Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну, чтобы он воспрепятствовал кощунству. Владыка Иоанн, опираясь на мнение авторитетных отечественных специалистов, официально заявил, что как правящий архиерей Санкт Непростой разговор-Петербургской епархии он считает недопустимым необоснованное вскрытие гробницы Великого Князя. Однако полтора года спустя кощунство совершилось. Его организаторы воспользовались присутствием Патриарха в Санкт-Петербурге и обманом получили у Его Святейшества разрешение на эксгумацию.

До каких пор может продолжаться это беззаконие и глумление над чувствами близких родственников Царской Семьи, над державным достоинством народа России?!

Что бы чувствовали вы, если бы разрыли могилу вашего дяди?

— Наверное, я подал бы в суд... Может быть обратился бы в Государственную Думу. А скорее всего набил бы, простите, морду обидчикам...

— Что же вы и мне предлагаете так поступить?! Ну, ну... Я подумаю...

— Ольга Николаевна, осквернение Императорской усыпальницы Непростой разговор оскорбляет весь русский народ. Это забота всенародная: как поступить с вашими обидчиками.

— Меня поражает равнодушие депутатов Государственной Думы Российской Федерации к безобразию, творимому зарвавшимися чиновниками. Легко представить, какой шум был бы поднят парламентом Англии, если бы кто-то покусился на их королевскую усыпальницу! Сколько же можно испытывать наше терпение?!

— Какой путь вы видите в пресечении этого безобразия? — Единственный. Всецерковное прославление Святых Царственных Мучеников Дома Российского. Только так можно утвердить истину. Только так можно завершить следствие об убийстве Царской Семьи, осуществленное Н.А.Соколовым.

В конце ноября созывается Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Владыка Ювеналий, Митрополит Крутицкий и Коломенский — председатель Синодальной Непростой разговор комиссии по канонизации святых во время последней встречи мне рассказывал, что на этом Соборе вновь будет рассматриваться этот животрепещущий вопрос. Дай Бог, чтобы он наконец разрешился!

— Вы будете еще несколько недель в России, чему вы хотите посвятить это время?

— В основном это будут заботы, связанные с деятельностью Фонда. Сейчас я направляюсь в Санкт-Петербург. Главным же из ближайших событий я считаю столетие со дня блаженной кончины Его Императорского Величества Императора Всероссийского Александра III. Я намерена организовать 3-го ноября торжественную панихиду в Петропавловском Соборе у могилы Царя-Миротворца. Это был сказочный человек, настоящий древнерусский былинный богатырь! Я попросила Владыку Иоанна Непростой разговор, Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, возглавить это молебствие, и Его Высокопреосвященство пообещал быть в Соборе, если отложится его паломничество в Палестину.

— Благодарю вас за интересную беседу и желаю вам, Ольга Николаевна, Ангела-Хранителя во всех ваших путях.

29 октября 1994 г.

Публикуется впервые.


documentavrtvoj.html
documentavrucyr.html
documentavrukiz.html
documentavrurth.html
documentavruzdp.html
Документ Непростой разговор